Вторник 20 ноября 2018

Владимир Елисеев

ЧЕЛОВЕК И ЛУНА Часть1

Лунная гонка

Первой неожиданностью для всех американцев, независимо от их положения, был запуск в СССР искусственного спутника Земли 4 октября 1957 года. Вина разведки - даже не знали, что строится полигон в Казахстне для пуска ракет. В то время в США, как и в СССР, занимались боевыми ракетами. Быстро оправившись от шока, взялись за организацию ракетно-космической отрасли. Под руководством техасского сенатора Линдона Джонсона разрабатывается Национальный акт по аэ-ронавтике и исследованию космического пространства, который определял про-граммы и структуру управления космическими исследованиями. Он был подписан президентом Эйзенхауэром 29 июля 1958 года. На основании этого документа На-циональный консультативный комитет по авиации (НАКА) преобразуется в Нацио-нальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА), девизом которого стало «Во благо для всех» (For the Benefit of All). Созда-ется Управление невоенного исследования космического пространства, кото-рое подчиняется лично вице-президенту США, а финансируется конгрессом. Из военного ведомства ему передаются 5 научно-исследовательских центров, 5 летно-испытательных центров, лаборатория реактивного движения, крупные испытательные комплексы и специализированные производства. Строятся новые центры. В 1961 году началось строительство Центра подготовки астронавтов в Хьюстоне, штат Техас, со штатом 5 тысяч человек.

У военных забирают Редстоунский арсенал в Хантсвилле, который занимался практическими разработками и испытаниями боевых ракет типа «Редстоун». Он преобразуется в Научно-исследовательский центр имени Джорджа Маршалла, а его возглавил создатель немецкой ракеты Фау-2 Вернер фон Браун. В 1945 году в США из Германии вместе с Брауном вывезли 127 специалистов-ракетчиков, через 10 лет их стало почти 800 человек. До этого американцы не доверяли немецким специалистам столь высоких должностей. Брауну поручают разраработку тяжелых ракет типа «Сатурн». Здесь построили уникальные стенды для испытаний блоков ракеты и всей ракеты-носителя. Штат этого центра составил 8 тысяч человек.

Уже 1 октября 1958 года НАСА поручают разработку космической программы исследования планет солнечной систеты и высадки человека на Луну. Эта программа была расчитана минимум на 10 лет. Здесь не ставилась задача – отправить человека в космос. Она решалась как элемент программы высадки человека на Луну, которая состояла из трех этапов:

  • - программа «Меркурий» - первая пилотируемая программа;
  • - программа «Джемини» - вторая пилотируемая прогамма;
  • - программа «Аполлон» - полеты к Луне и высадка на её поверхность.

Реализация программы «Меркурий» началась в январе 1959 года, а разработка космического корабля была поручена Исследовательскому центру Лэнгли, штат Вирджиния, где был создан Космический отдел. Одновременно было принято решение о первом наборе астронавтов. Критериями отбора были: возраст до 40 лет, рост до 180 см, образование высшее, пилот реактивного самолета, окончивший школу летчиков-испытателей, налет не менее 1500 часов.

За 3 месяца из 110 человек были отобраны 7 кандидатов для предстоящих космических полетов, их назвали астронавтами. Вот их имена: Гордон Купер – капи-тан ВВС, Вирджил Гриссом - капитан ВВС, Дональд Слейтон – капитан ВВС, Скотт Карпентер – лейтенант морской авиации, Алан Шепард – старший лейтенант мор-ской авиации, Уолтер Ширра - старший лейтенант морской авиации, Джон Гленн – подполковник морской авиации. У советских космонавтов обучение началось на год позже.    

Космический корабль «Меркурий» по массе был легче корабля «Восток» более, чем в три раза. Сначала проходила отработка корабля в суборбитальных полетах, затем посылали обазьяну. После этого летел человек. Далее шла отработка корабля в орбитальных полетах, посылали обезьяну, после этого летел человек.

В США с августа 1959 года по май 1963 года по прграмме «Меркурий» проведено 26 пусков, из них 21 полностью успешный. До полета человека на орбиту выполнено 22 пуска. Суборбитальных полетов было 15, из них 2 пилотируемых, орбитальных полетов -  6, из них 4 пилотируемых.

В СССР с мая 1960 года по июнь 1963 года по программе «Восток» проведе-но 13 пусков, из них 9 полностью успешных. До полета человека на орбиту проведено 7 пусков.

Вновь избранный президент Соединенных Штатов Джон Кеннеди 25 мая 1961 года, выступил с обращение к нации, в котором, в частности, сказал: «...Я верю, что эта нация примет на себя обязательства достижения великой цели – высадки человека на Луну и безопасного возвращения его на Землю еще в этом десятилетии».

В своем обращени, определив задачу как общенациональную, Кеннеди дал американским ученым 8 лет для реализации лунной программы, поставив ее под контроль всего общества.

В советской прессе, да и сейчас не совсем правильно считают Кеннеди инициатором американской лунной программы. К началу его президентства уже была создана космическая отрасль, первый этап лунной программы был выполнен более, чем наполовину. Его заслуга в том, он призвал весь американский народ вложить частицу своего труда в реализацию этой программы.

После полета Юрия Гагарина Советский Союз стали рассматривать как передовую космическую державу. Следующим эпохальным событием должна была стать высадка человека на Луну. Сергей Королев это прекрасно понимал, поэтому его главный теоретик Михаил Тихонравов занимался не только полетами вокруг Зем-ли, но и полетами к Луне. Через месяц после полета Гагарина, 13 мая 1961 года, вышло Постановление правительства о создании к 1965 году тяжелой ракеты Н1. Оно не предписывало использование ракеты для высадки человека на Луну, хотя и указывало на такую возможность: облет, высадка и создание исследовательской базы на Луне, облет Марса и Венеры, запуск космических аппаратов для исследо-вания дальних планет (Юпитер, Сатурн). С самого начала ракета Н1 не предназ-началась для лунного проекта, а была многофункциональной.

Инициатива всех космических программ в то время исходила от Королева. Ракета Н1 была объектом, подобного которому еще не создавалось в СССР, поэтому решать вопросы нужно было по-новому: создавать новую организацию или поручить старой, модернизировав её и освободив от всех предыдущих заказов. Этого не сделали, а на Королева, занятого во всех космических проектах и в создании боевых ракет, взвалили эту непосильную ношу - Н1. Все работы проводило его ОКБ-1, которое не имело даже статуса научно-исследовательского института.

К сожалению, в СССР не было организации, занимающейся космосом и свободной от ведомственных интересов. Была Комиссия по военно-промыш-ленным вопросам (ВПК) при Совет министров СССР, но она занималась всеми вопросами обороны страны. Кроме того, было несколько организаций ведомственного, а не государственного подчинения. Ракетной и космической техникой занималось Министерство общего машиностроения. Эти же вопросы были в ведении НИИ-1, но он подчинялся Министру авиационной промышленности. Было еще две организации, они подчинялись Министру обороны. Это Центральное управление космических средств ЦУКОС (с 1970 года - ГУКОС, Главное управление) и НИИ-4, занимавшийся теоретическим обоснованием космических полетов и всеми, связанными с этим расчетами.

В процессе обсуждений допустили крупную проектную ошибку: начали считать, какой максимальный груз можно будет вывести на околоземную орбиту, исходя из сегодняшних возможностей, а не из потребностей. В дальнейшем это привело к борьбе за вес систем, что увеличивало сроки разработки, так как в отпущенные лимиты весов большинство систем не укладывалось. А начинать считать тонны нужно было с поверхности Луны, как это сделали американцы, заложив в свою лунную программу сразу 140 тонн на орбите Земли. Имея такой вес, можно запустить трех человек на окололунную орбиту, посадить двух человек на Луну и вернуться на Землю.

В это время на космическую арену вышли еще два конструктора – Владимир Николаевич Челомей с проектом ракеты УР-500 и Михаил Кузмич Янгель с проектом ракеты Р-56. Предлагаемые ракеты никак не могли быть использованы в проекте Н1. Так началось распыление без того недостаточных для лунной программы средств. Выбор между Р-56 и УР-500 был сделан в пользу УР-500, так появился проект средней ракеты. До этого единственной космической ракетой была Р-7, которая выводила на орбиту не более 6 тонн груза. Средняя ракета – это 15-20 тонн, тяжелая – около 100 тонн.

Королев был хорошим дипломатом и понимал, что на разработку Н1 называть срок, как Кеннеди, «...еще в этом десятилетии», нельзя. Советским руководителям успехи нужны были сейчас. И если бы он назвал реальный срок, тот же Челомей предложил более ранний, так как у него уже был проект ракеты УР-700, которая выводила на орбиту 140 тонн. Королев дал себе на подобные работы всего 4 года.

Теперь о самой болезненной проблеме для Н1 - двигателях, из-за которых происходило большинство отказов. Три ступени, которые выводят на орбиту полезную нагрузу, это двигатели и топливо для них. По двигателям разгорелся спор между их конструктором Валентином Глушко и Сергеем Королевым, который предложил создать для первой ступени Н1 керосино-кислородные двигатели, которые стояли на всех его ракетах. Глушко отказался, мотивируя тем, что такие мощные двигатели в указанный срок создать невозможно и предложил двигатели на агрессивных компонентах – тетроксиде азота и диметилгидразине. Королев был ярым против-ником такого топлива, поэтому сделка не состоялась. Столкнулись два принципиальных и самолюбивых человека, поэтому никто не пошел на уступки. Кроме того, Королев предлагал на второй и третьей ступенях использовать водородно-кислородные двигатели, от чего Глушко тоже отказался. В СССР работ по таким двигателям не проводилось. В США такие двигатели были созданы, поэтому их применили на второй и третьей ступенях ракеты «Сатурн-5».

В результате этих разногласий разработку мощных двигателей для Н1 поручи-ли Главному конструктору ОКБ-276 самолетных двигателей Николаю Кузнецову из Самары, отработка двигателей шла медленно и трудно. Кузнецов разрабатывал все двигатели для Н1.

Очень важным вопросом являлась отработка и испытание двигателей. В СССР обошлись старой испытательной базой и ничего кардинально нового строить не стали. Здесь снова вступает в силу «дипломатия» Королева – не дразнить гусей. Все потребности занижались, а через год-другой обращались с просьбой на что-то добавить средств. Некоторые соратники Королева, особенно его заместитель Леонид Воскресенский, доказывали ему, что нужно строить испытательные стенды, особенно для двигателей. Королев спускал это дело на тормозах, даже несмотря на то, что Леонид был одним из немногих друзей Королева: кое-что делали, но это напоминало косметический ремонт, а не реконструкцию. Для Н1 планировались двигатели с тягой 200 тс(тонн силы), 400 тс и 600 тс. В результате был создан двигатель для первой ступени тягой всего 150 тс.

Американцы создали подобный двигатель F-1 с тягой 700 тс. Такие двигатели использовали только на первой ступени, на второй и третьей – более прогрессив-ные водород-кислородные. Кроме того, американские двигатели первой ступени, были мощнее советских, поэтому вместо 5 американских F-1, на первой ступени Н1 было 30 двигателей НК-15.

В СССР, по старинке, создавались двигатели одноразовые, то есть на ракету ставили двигатели, которые не «прожигались» (не испытывались в работе). Как же они принимались или отбирались? Выпускалась партия из шести двигателей, испытывались» два двигателя из этой партии. Если они проходили испытания, вся партия принималась и остальные четыре двигателя устанавливались на ракету.

Американцы с самого начала стали разрабатывать двигатели многоразовые. Каждый такой двигатель проверялся 2-3 раза и только после этого устанавливался на ракету. Так обеспечивалась гарантия его работоспособности. Поэтому двигатели можно было использовать несколько раз для разных целей. Такую процедуру проверки проходили абсолютно все двигатели, даже такие мощные, как F-1. Но самым невероятным было то, о чем даже во сне не могли мечтать советские двига-телисты, проверка на стенде полностью собранной ракеты. Американцы на стендах не экономили, поэтому из 13 пусков ракет «Сатурн-5» все были удачными. В СССР экономили на стендах, поэтому из 4 пусков Н1 все были неудачными. Недаром говорят: скупой платит дважды.

Вот лишь основные американские стенды для испытаний двигателей, каждой ступени и всей ракеты:

  • - стенды на базе ВВС Эвардс в Калифорнии для испытаний двигателей первой ступени F-1 тягой 700 тс, здесь же находится самая длинная в мире взлетная по-лоса длиной 12,1 км;
  • - стенды фирмы Rocketdyne в Калифорнии для испытания двигателей второй ступени J-2;
  • - два стенда комплекса НАСА в штате Миссисипи для предполетных огневых испытаний ракетных блоков первой и второй ступеней ракеты «Сатурн-5»;
  • - комплекс стендов в Сакраменто, Калифорния для предполетных испытаний ракетного блока третьей ступени ракеты «Сатурн-5»;
  • - стенд Редстоунского арсенала для динамических испытаний ракеты «Сатурн-5» в подвешенном состоянии.

Особенно наглядно преимущества такого подхода были продемонстрированы в аварийном полете «Аполлона-13», когда нештатный корабль садился на Землю. Из-за взрыва в служебном отсеке его оставили на орбите, а в нем находился тор-мозной посадочный двигатель. Пришлось для корректировки орбиты и посадки ис-пользовать двигатели лунного корабля, который должны были оставить на орбите Луны. И даже в такой, казалось бы безвыходной ситуации, двигатели не подвели.

Ракеты Н1 и «Сатурн-5» проектировались и изготавливались по-разному. Проектированием Н1 руководил Королев, «Сатурна-5» - Вернер фон Браун. А дальше пути расходились. Самые серьезные задачи при реализации проекта Н1 ложились на куйбышевский (ныне самарский) регион, где был завод «Прогресс» по изготов-лению Н1, ОКБ-276, которое проектировало все двигатели Н1, и завод №276, который изготавливал эти двигатели.

У американцев НАСА своим решением от 10 января 1962 года определило по-рядок реализации лунной программы в два этапа: ракета «Сатурн-1» использовалась для вывода на околоземную орбиту и испытания лунных кораблей «Аполлон», а ракета «Сатурн-5» служила для полета к Луне и возвращения на Землю. Изготовить самостоятельно всю ракету «Сатурн-5» были не в состоянии даже самые мощные авиационные корпорации США. Поэтому работы распределили так: первую ступень выпускала фирма «Boeing», вторую ступень и корабль «Аполлон» – «North American Rockwell», третью ступень – «McDonnell Douglas», лунный модуль – Grumman Airways, электронику – крупнейшая в мире электронная фирма IBM (АйБиЭм).

Для испытаний и подготовки к пуску ракет, длина которых превышала 100 метров, нужны были соразмерные здания. Стометровую конструкцию доставить к месту испытаний невозможно, поэтому нужно было строить сборочные заводы на Байконуре и мысе Канаверал, во Флориде. На Байконуре построили за 5 лет (закончи-ли в 1967 году) сборочный завод, размеры которого 240х200 метров и высота 60 метров. В нем было 5 пролетов шириной 48 метров. Башенные краны поднимали более 200 тонн. На мысе Канаверал, в Космическом центре, построили завод вер-тикальной сборки размером 220х160 метров и высотой 160 метров.

По советской технологии на сборочном заводе кроме сборки проводилась подготовка к пуску в горизонтальном положении ракеты. Затем она вывозилась на старт двумя сдвоенными секциями тепловозов по двум параллельным железно-дорожным путям. Ракета ставилась вертикально и проводились заключительные проверки малого объема.

По американской технологии все работы от сборки до проверок проводились вертикально. В таком положении ракета доставлялась на стартовую позицию гусеничным транспортером. Это происходит потому, что тяжелые ракеты не расчитаны на горизонтальную транспортировку. В отличии от байконурского, старт имел вычислительный комплекс для проверки и подвижные башни обслуживания высо-той 114 метров с двумя скоростными лифтами.

Какие же достижения были в исследовании Луны на начало 1962 года? В общем, никому не везло. СССР запустил 9 аппаратов к Луне, а США – 11 аппаратов. В СССР всё началось в 1958 году и три пуска 23 сентября, 12 октября и 4 декабря закончились разрушением ракеты. При четвертом пуске 2 января 1959 года лунный контейнер в Луну не попал, а пролетел в 6 тысячах км от нее. В этом же году было еще три пуска – один неудачный, один аппарат достиг поверхности Луны (запуск 12 сентября 1959 года), а второй сфотографировал обратную сторону Луны (запуск 4 октября 1959 года). В 1960 году было два неудачных пуска, после чего лунные исследования прекратились на три года.

В США в это время действовали две программы исследования Луны: «Пионер» и «Рейнджер», которые были еще менее удачными. В 1958 году было 4 неудачных пуска, до середины 1961 года провели еще 5 пусков «Пионера» и только один был частично удачным - корабль пролетел вблизи Луны. Затем провели два неудачных пуска нового аппарата – «Рейнджер».

К этому времени была создана ракета «Сатурн-1» и 27 октября 1961 года состоялся первый пуск. Она выводила на орбиту 10 тонн и позволяла отрабатывать модели кораблей «Аполлон». Затем ракету модифицировали в «Сатурн-1Б», установив более мощную вторую ступень. Она выводила на орбиту 15 тонн и использовалась для отработки модулей корабля «Аполлон». Кроме того, «Сатурн-1Б» являлась второй ступенью ракеты «Сатурн-5».


Второй этап американской лунной программы «Джемини» (Gemini - близнецы) начался 3 января 1962 года. Разрабатывался новый, как и положено близнецам, двухместный космический корабль, массой 3800 кг. В течение мая-августа 1962 года произведен второй набор в отряд астронавтов, а 17 сентября объявлены имена новых 9 астронавтов, в числе которых был знаменитый Нил Армстстронг. Всего до 1966 года таких наборов было пять. Программа предполагала отработку сближения и стыковки космических аппаратов и выход человека в космос.

Шел 1964 год, а в СССР лунной программы еще не было, шли споры о схеме полета к Луне. Средства и люди отвлекались для других нужд, например, шли испытания корабля «Восход», создавалась твердотопливная ракета РТ-1. У руководства военно-промышленным комплексом и министров было много дел по перевооружению на ракеты Р-16, Р-36 Янгеля и УР-100 Челомея. Под нажимом Королева 12 марта 1964 года состоялось совещание у Хрущева по программе Н1. Схема по-лета к Луне еще не была согласована и Королев предложил многопусковой вариант. С помощью трех ракет Н1 на орбиту выводилось 200 тонн груза. Предложение было отвергнуто из-за дороговизны и сложности. Никаких решений по оживлению работ над проектом не последовало. А в это время чиновники в Совете министров по команде Хрущева лихорадочно искали пару миллиардов рублей для сельского хозяйства.

Неопределенность не должна продолжаться вечно и Королев собрал предста-вительное совещание где выступил с однопусковой схемой полета на Луну. По су-ти дела 13 августа 1964 года стало началом работ по лунной программе, с отставанием от американцев на 3 года. Ракетно-космический комплекс теперь назывался Н1-Л3, где Н1 – ракета-носитель, Л3 – лунный комплекс. Увеличилась стартовая масса ракеты до 2700 тонн и число двигателей первой ступени до тридцати. Длина ракеты 105 м, диаметр 17 м. К трехступенчатому носителю добавлялись блок «Г» для разгона к Луне и блок «Д» для перехода на лунную орбиту и посадки на Луну. Полезной нагрузкой был Л3, состоящий из двух кораблей: лунного орбитального корабля (ЛОК) и лунного посадочного корабля (ЛК) со своими двигательными блоками «И» и «Е». Ракета становилась пятиступенчатой.

Трехступенчатый носитель выводит 95-тонный лунный блок на околоземную орбиту. Его длина 43 м, диаметр 6 м. Блок «Г» разгоняет Л3 по траектории Земля-Луна до полной выработки горючего. Включается блок «Д» и переводит Л3 на ор-биту спутника Луны. В ЛОК находятся два космонавта, один из них переходит в ЛК через открытый космос. От ЛОК отделяется ЛК и производит посадку на Луну. Космонавт выходит на поверхность Луны, производит запланированные исследования, собирает образцы грунта и возвращается в ЛК. Не более, чем через сутки ЛК взлетает, выходит на орбиту, стыкуется с ЛОК и космонавт переходит в него. ЛОК разгоняется блоком «И» по трассе Луна-Земля и через 3,5 суток входит в атмоcферу Земли. После торможения от ЛОК отделяется спускаемый аппарат и совершает посадку. Продолжительность экспедиции 11-12 суток.

С программой Н1 сложилась тяжелая ситуация. Человеком, который поддержи-вал Королева во всех его начинаниях, был Хрущев. В 1965 году его сняли, а Леонида Брежнева мало интересовали космические проблемы и Королев лишился прежней поддержки. Через год не стало Сергея Павловича. Сменивший его Валентин Мишин был менее авторитетным, но более конфликтным человеком.

В результате этих изменений ситуация с лунной программой в начале 1968 года выглядела так. Американцы провели 10 пусков ракеты «Сатурн-1», 5 из них с моделями корабля «Аполлон» и 4 пуска ракеты «Сатурн-1Б». Полным ходом шла отработка стыковки на орбите: с 23 марта 1965 года по 11 ноября 1966 года выполнили 10 пилотируемых полетов на двухместных кораблях «Джемини» общей про-должительностью 41 сутки. Был установлен рекорд длительности полета 14 суток и проведены две стыковки в космосе. Дважды орбиты кораблей поднимались, последний раз до высоты 1372 километра. Число астронавтов, слетавших в космос, составило 21 человек, которые совершили 14 полетов, а 5 из них 6 раз вышли в открытый космос. СССР располагал 11 космонавтами, которые совершили 8 поле-тов и 1 выход в открытый космос. Посвященные понимали, что лидерство в космо-се утеряно, а лунная гонка проиграна. Простой же советский обыватель продолжал попрежнему думать, что «мы впереди планеты всей». В начале 1967 года СССР отстал от США в программе высадки первого человека на Луну навсегда.

Когда стало понятно, что лунная гонка проиграна, нужно было хотя бы создать видимость успеха. Срочно стали реализовывать программу Л1 - пилотируемого облета Луны, которую разработало ОКБ-52 Владимира Челомея. Носителем была ракета УР-500К («Протон-К»). В качестве космического корабля использовался мо-дифицированный корабль «Союз-7К-Л1» с двумя космонавтами. Запускаемые по этой программе корабли назывались «Зонд», всего было проведено 12 пусков. В 1967 году состоялось 4 пуска. Первые два корабля «Космос-146» и «Космос-154» вышли на околоземную орбиту, но стартовать с нее к Луне не смогли. Два других пуска были неудачными. В 1968 году сделано 5 пусков: два неудачных из-за ракеты. Три остальных корабля Луну облетели , из них два пуска были частично удач-ными, а один корабль «Зонд-5» полностью выполнил программу и доставил отснятую у Луны пленку. Следующий корабль «Зонд-6» программу выполнил, но разбился при посадке. В 1969-1970 годах провели три пуска: один корабль взорвался на старте, а два других совершили облет Луны и багопоплучно возвратились на Зем-лю. Но это случилось уже после высадки американцев на Луну. Пилотируемый облет Луны не состоялся и программа была закрыта в 1970 году.

В это же время шла интенсивная подготовка к первому пуску ракеты Н1. После многократных переносов пуск назначили на 21 февраля 1969 года. Переносы были из-за неготовности двигателей.

Сравнительные данные ракет Н1 и «Сатурн-5»

     Н1           «Сатурн-5»

  • 1. Длина ракеты, м                                            105,3               110,6
  • 2. Диаметр, м                                                     17                     10
  • 3. Стартовая масса ракеты, т                        2735                2965
  • 4. Суммарная тяга, тс                                      4600                 3500
  • 5. Масса на орбите Земли                               95                     140
  • 6. Масса на орбите Луны, т                             31                     46,8
  • 7. Масса лунного корабля, т                            5,6                    14,5
  • 8. Первая ступень, двигатели                         30 НК-15          5 F-1
  • 9. Вторая ступень, двигатели                         8 НК-15             5 J-2
  • 10. Третья ступень, двигатели                       4 НК-31             1 J-2
  • 11. Первый пуск                                                21.02.1969 г.    9.11.1967 г.
  • 12. Пуски удачные/неудачные                        4/4                     13/0

Чего же добились американцы к первому пуску Н1 в началу 1969 года? Совершенно независимо друг от друга шли испытания ракеты-носителя «Сатурн-5» и корабля «Аполлон», на котором три космонавта должны были лететь к Луне, а на Луну выходить вдвоем. Макеты «Аполлона» начали испытывать раньше ракеты «Сатурн-5». В течение 1966 года прошли три беспилотных испытания. В пристыкованном к незаправленной ракете корабле 27 января 1967 года проводилась тренировка первого пилотируемого полета, намеченного на 21 февраля. На борту произошел пожар и весь экипаж погиб. Это сдвинуло срок первого пилотируемого полета корабля на 21 месяц. В этой ситуации НАСА пошла на беспрецедентный шаг: объявила 27 января днем несостоявшегося пуска корабля «Аполлон-1», весь экипаж – астронавтами, хотя один из членов экипажа в космос не летал. Это вли-яло на сумму помощи семьям погибших от государства. В течение 1967-1968 го-дов были проведены еще три дополнительных непилотируемых полета.

Первый пуск ракеты «Сатурн-5» с кораблем «Аполлон-4» без астронавтов произвели 9 ноября 1967 года. Корабль вышел на околоземную орбиту, разогнался по эллиптической орбите до высоты 18 тысяч км и при возвращении в атмосферу Земли его скорость была близкой ко второй космической (11,1 км/сек). Спускаемый аппарат благополучно опустился на воду в районе Гавайских островов. Второй испытательный полет корабля «Аполлон-6» состоялся 4 апреля 1968 года.

Далее шли пилотируемые полеты. Целью первого полета были комплексные испытания на орбите Земли командного модуля совместно с измерительным комплексом. Пуск «Аполлона-7» состоялся 11 октября, а полет закончился 22 октября 1968 года. В следующем пуске должна была отрабатываться имитация полета к Луне на околоземной орбите, но в СССР в это время испытывался корабль 7К-Л1С для облета Луны, что заставило американцев поменять местами два следующих полета. Корабль «Аполлон-8» с тремя астронавтами, запущенный 21 декабря1968 года, совершил облет Луны. Вокруг Луны корабль сделал девять витков сначала по эллиптической, затем по круговой орбите, а на десятом витке вкючили двигате-ли для старта к Земле. Посадка произошла 27 декабря.

В СССР в это время ракета Н1 была готова к пуску. На ней установили беспилотный корабль «Зонд» (7К-Л1С) для облета Луны. Ракета была запущена с площадки №110 космодрома Байконур 21 февраля 1969 года. На первой же секунде полета произошел сбой автоматики и отключился двигатель №12 (всего по окружности располагалось 24 двигателя). По логике работы система управления, сразу отключила противоположный двигатель №24. Это было не страшно, потому что без двух двигателей ракета могла выполнять полностью свою задачу. Но из-за вибраций на 6-й секунде нарушется керосинная магистраль, затем на 25-й секунде отрывается трубка от газогенератора. На 55-й секунде начался пожар, сгорела изоляция кабелей, напряжение попало па вход системы управления и она выдала команду на выключение всех двигателей. Ракета некоторое время шла вверх, потом завалилась на бок и стала падать. Взорвалась в 52 км от старта. Начался раз-бор «полетов» и поиск виновных.

Американцы уверенно шли к своей цели. В полете «Аполлона-9», стартовавше-го 3 марта 1969 года, отрабатывались все элементы полета к Луне на околоземной орбите. Полет длился 10 суток. А уже 18 мая в космос отправился «Аполлон-10». Это была генеральная репетиция, где отрабатывались все элементы полета, кроме посадки на Луну. Корабль возвратился на Землю 26 мая. Теперь предстояла посадка на Луну.

В СССР спешили что-нибудь сделать перед высадкой американских астронавтов на Луну. Поэтому 3 июля 1969 года, за 13 дней до пуска «Аполлона-11», состоялся второй пуск ракеты Н1 с кораблем «Зонд». Пуск окончился неудачей: до от-рыва от стартового стола взорвался двигатель №8, остальные двигатели продолжали работать, но в течение 12 секунд отключились все двигатели, кроме одного. Он начал разворачивать ракету на высоте 200 метров, пока она на 23-й секунде плашмя не упала на место старта. Взрывом был полностью разрушен старт, со-седний старт сильно пострадал. Это был крупнейший в истории мирового ракетостроения взрыв почти двух с половиной тысяч тонн топлива. О следующем пуске можно было не думать, а вместо этого восстанавливать стартовые сооружения.

Дальше – больше. За три дня до пуска «Аполлона-11» с пощадки №81 Байконура ракетой «Протон-К» запускается межпланетная автоматическая станция «Луна-15». Её цель – доставка лунного грунта на Землю. Американцы предполагали, что в Москве хотят доставить лунный грунт раньше «Аполлона». Потом выяснилось, что траектория полета «Луны-15» была выбрана такой, что станция подходила к Луне 20 июля. Предположение отпало, но ясности не прибавилось. В этот же день к Луне подходил «Аполлон-11». Начались переговоры между США и СССР, не помешает ли она посадке американского корабля. Академик Мстислав Келдыш заверил, что орбиты разные.

«Аполлон-11» вывели на почти круговую орбиту высотой 111 км и в это же вре-мя АМС «Луна-15» выводится на эллиптическую орбиту с максимальной высотой 110 км и минимальной – 15 км. На этой орбите она находится сутки.

Старт «Аполлона-11 с поверхности Луны начался 21 июля. В это время «Луна-15» попыталась сесть на Луну, но разбилась. Зачем нужна была вся эта игра с «Луной-15», никто не понял. Может думали, что американцы не полетят к Луне?

В СССР готовились к третьему пуску ракеты Н1, который намечался на июнь 1971 года. А чему же научил второй неудачный пуск 3 июля 1969 года? Комиссий, выяснявших причины аварии, работало много, но к общему мнению не пришли. Всем участникам было ясно, что виноваты двигатели, но Главный их конструктор Николай Кузнецов не признавал этого. Он упорно настаивал на том, что в топливную магистраль попал какой-то посторонний предмет, чего доказать не удалось. А доказательства Главному конструктору Мишину, министру Афанасьеву, куратору оборонной техники Устинову и даже самому Брежневу, были не нужны. Ведь любому из них можно было задать вопрос: а куда же вы смотрели почти 10 лет, когда ставили негодные двигатели? Поэтому всё спустили на тормозах, виновных не нашли, ничего не изменили и стали готовить следующую ракету. Странно было то, что ничего нового на Луне после американцев сделать было уже нельзя, но с упорством, достойным лучшего применения, шли куда-то вперед.

В высшем руководстве страны был один по-настоящему технически грамотный человек – секретарь ЦК КПСС Дмитрий Устинов, который курировал «оборонку», как тогда говорили. Три звезды Героя и 11 орденов Ленина кое о чем говорят. До войны он окончил Ленинградский Военмех, был директором крупнейшего завода «Большевик», всегда пытался разобраться в технических проблемах. О двигателях для Н1 он решил нефорально поговорить с главным двигателистом страны Валентином Глушко. Он не стал обвинять конструктора двигателей Кузнецова, а сказал, что не верит в нечистую силу, которая бросает в насосы посторонние предметы. Устинов понял, но всё оставил по-старому.

Как всегда, был подготовлен План меропиятий по обеспечению..., определены ответственные и началась подготовка к третьему пуску ракеты Н1, который определялся готовностью разрушенных взрывом стартовых сооружений. Наконец, 27 июня 1971 года произвели третий пуск. Ракета почти со старта начала закручиваться вокруг продольной оси, а вращение так и не удалось остановить. Через 14 секунд ракета развернулась на 7 градусов, а в этом случае выдается команда аварийного выключения двигателей. Команда была заблокорована на 50 секунд, чтобы увести ракету подальше от старта. На 51-й секунде блокировка автоматически снималась и двигатели выключились. Причина была в том, что расположенные по диаметру в 17 метров 24 двигателя первой ступени, создавали вращающий момент. Этого не предусмотрели теоретики и не могла ликвидировать система управления.

Четвертый и последний пуск ракеты Н1 проводили по инерции, ведь никто не ожидал чуда. Нужно было ракету пустить, благо она была изготовлена. Это прои-зошло 23 ноября 1972 года. Всё шло хорошо 107 секунд, оставалось 7 секунд до выключения первой ступени. Произошел взрыв насоса окислителя двигателя №4 и ракета была взорвана. Логика работы не предусматривала преждевременного выключения первой ступени, хотя вторая и третья ступени могли вывести ракету на орбиту. Так неудачно закончился четвертый и последний пуск ракеты Н1.

В дальнейшем судьба Н1 и всего лунного проекта закончились печально. В мае 1974 года бывшее ракетное ОКБ-1 Королева и двигательное ОКБ-456 Глушко объединяются в НПО «Энергия», Генеральным конструктором которого назначают Валентина Глушко. Первым своим приказом он прекращает работы по ракете Н1, а через два года и по лунной программе. К этому времени американская лунная про-грамма закончилась почти два года тому назад и интерес к этой теме остыл. В феврале 1976 года вышло официальное решение ЦК КПСС и Совета министров о прекращении работ по проекту Н1-Л3 и списании затрат на эту программу в размере 6 миллиардов рублей. Так бесславно закончилась советская лунная программа высадки человека на Луну.

 

Контакты

Адрес сайта: forum@evvaul.com
Контактная информация