Понедельник 24 июня 2019

Елена Головачева

Бабье лето

рассказ

1.

Необыкновенная тёплая осенняя пора, в народном календаре именуемая с любовью “бабье лето”, вступила в свои права.

Лёгкий воздушный ажур карамельно-липкой невесомой паутины, будто старенькая бабушкина шаль, наброшен на полуобнажённые кусты и кроны деревьев.
Слегка окропленная утренней росой, словно мелким речным жемчугом, она, отрываясь от лёгкого дуновения ветерка, летает, чтобы закрепиться на новом месте.

В лазурном небе на фоне осенних красок, в пока ещё тёплых лучиках солнышка, кружатся пернатые исполнители прощального певческого соло и вальсируют уходящее танго этого сезона тепла.

Землю покрыла оранжево-жёлтая листва, словно огромный дождь расплавленного золота залил всё вокруг, прихватив ещё и не полностью нагие кроны деревьев.
Очарование этих нескольких дней осени в том, что сегодня уже не лето, а завтра ещё не зима. Погода капризничает как женщина, но легко отпускает свои обиды.

2.

У подножия осеннего леса остановился небольшой автобус, и из него парами и по одиночке, с детьми и без, вышли, громко разговаривая и смеясь, горожане. У кого термосок горячего чая, а у кого и что-то погорячее. Их счастливые лица выражали только одно: ”Ура! Городская суета позади!”.

Самой крайней, словно пытаясь оторваться от толпы, игриво вышла парочка, явно влюблённая. Он – первым, галантно предлагая ей руку, а затем, подхватывая на руки, когда она собралась спрыгнуть с подножки.
Листва, подобно воздушным кукурузным хлопьям, захрустела у них под ногами, приподнимаясь, подлетая и переворачиваясь, при каждом их неспешном шаге.

“Посмотри!” – она, дотронувшись нежно ладошкой до его щеки, повернула её в ту сторону, где на фоне иссиня-голубого, уже нетёплого неба, вырисовывалась макушка леса, очаровывающего своей разнообразной палитрой осенних красок.
“Ты только посмотри, как красиво!” Он послушно повернул голову, при этом, отводя её руку и целуя, крепко сжал ладонь, словно, боясь упустить её, залюбовавшись этой неповторимой картинкой природы.

Они ещё долго бродили по лесу, порой замолкая и останавливаясь, и тогда их глаза встречались, и не надо было слов, взгляды любви и счастья, нежности и ласки, всё говорили за них.
Он покрывал её лицо поцелуями, а она отвечала ему взаимностью, доверяя себя целиком.

Очарование радужных красок леса хотелось запечатлеть в памяти, как неповторимую картинку, шедевр мастера, работающего кистью по холсту. Именно для этого, освободив руку любимой на мгновение, он кинулся собирать букет осеннего листопада, чтобы вручить своей единственной и желанной.
“Я хочу подарить тебе весь запах осени, всю красоту дивного леса, весь мир!”
Он поднёс к ней собранное чудо, которое подобно детскому калейдоскопу выложилось в невероятные узоры и орнаменты.

Букет оказался большим и тогда он, что было сил, подкинул всю охапку высоко к самым верхушкам деревьев.

Лес замер, притих, ожидая её реакции. Шуршащий звук плавно падающих листьев, словно тысячи парашютиков, сопровождался звонким заливным смехом. Глаза её блестели, а на разрумяненных щёчках появились маленькие ямочки. Она была прекрасна! Смех напоминал перезвон множества озорных колокольчиков, который эхом разнёсся по лесу.
Сердца волнительно стучали в такт друг другу. Он с лёгкостью подхватил её на руки и закружил. Пальтишко задралось, открыв её девичьи ножки. Но в это мгновение они были одни, все разбрелись по интересам. Голова слегка закружилась то ли от счастья, то ли от свежего воздуха, и он аккуратно опустил её на землю.

“Ну, ты просто сумасшедший! Самый настоящий!”
И она, обвив его шею руками, потянулась, чтобы поцеловать своими жаркими губами. Он едва успел произнести: ”Я люблю тебя, родная!” – как губы их сомкнулись в поцелуе.

3.

Ветер слегка качнул кроны деревьев, и они разнесли божественную формулу любви и счастья по всему лесу, вернув её через некоторое мгновение с ответом: “Я люблю тебя!”

Переглянувшись, словно участвуя в заговоре против природы, она бросила: “Бежим?”. И, схватив его за руку, потянула за собой, увлекая в глубь леса. Они стремились на встречу своему счастью, своей судьбе, своему желанию любить.

Разыгравшийся лёгкий ветерок, нагнав тучки, полные нескольких вёдер прохладного дождика, решил тоже немного поучаствовать в забаве.

И вдруг, о Боже! Дождь! Настоящий осенний дождь!
Не переставая бежать, они промокли насквозь. Благо на пути попалась какая-то избушка или банька, о чём свидетельствовал белёсый дымок из трубы.
Всё было так невероятно – дождь, избушка, разыгравшийся ветерок.

4.

Постучав для приличия, и не дожидаясь приглашения, которого б и не последовало, они вошли.
Появилось желание поскорее согреться и избавиться от мокрой одежды. Прочитав по его глазам, что ничего другого им не найти, она, пожав многозначительно плечами, ничего не поделаешь, начала медленно, с неохотой раздеваться, предчувствуя, чем всё может закончиться.

“Хочешь, помогу?” – он спросил просто так, чтоб хоть как-то нарушить затянувшееся молчание, и отвернулся.
“Нет…спасибо, я сама”, - еле слышно ответила она, и щёки заполыхали румянцем.
Одежда снималась с неохотой, прилипая к телу словно скотч. От озноба её начало трясти.
“Боишься?”, - он обнял её за плечи и притянул к себе. – “Ничего не бойся”
Почувствовав уверенность в его словах и действиях, она отпустила страх и предоставила себя судьбе.

Тёплые и такие живые губы потянулись на встречу друг другу. Её нежное тело с упругой кожей, словно воск, таяло в горячих и страстных объятиях любимого. Оно было послушным, разгорячённым, таким желанным и родным.

Через запотевшее, небольшого размера, окошко маленькой баньки едва просматривались два силуэта, которые в любовной игре, сливаясь друг с другом, пытались не только согреться теплом своих тел, но и дарили друг другу жар своих любящих сердец.

В определённый момент, понимая, что сознание меркнет, они, увидев яркую вспышку, словно очутились внутри солнца. От невыносимого жара наступило невероятно приятное блаженство, которое длилось, не так долго, как хотелось и казалось, оно ускользает.
Тогда возникло желание всё повторить снова и снова, отдавшись сводящему с ума порыву нежности и новому приливу страсти.

Время на какой-то момент просто потеряло смысл…

5.

Природа, всё подстроившая как по заказу, успокоилась и словно шептала шорохом листвы: “Пора!”
За окном проглянуло ласковое солнышко. Игривый ветерок угомонился и стих, дождик прекратился.

“Бабье лето” – невероятная пора с тёплыми днями и холодными зорями, которая продержится до самого Покрова, завораживает своей красотой и романтичностью.

Любовь, поселившаяся в сердцах, будет жить очень долго, по крайней мере, вечность. Об этом мечтают все влюблённые.
Да будет так!

Октябрь, 2006
Керчь