Пятница 19 апреля 2019

 Елена Головачева 


МАЛЕНЬКАЯ МОЯ



С целым миром спорить я готов,
Я готов поклясться головою
В том, что есть глаза у всех цветов,
И они глядят на нас с тобою

В час раздумий наших и тревог,
В горький час беды и неудачи
Видел я: цветы, как люди, плачут
И росу роняют на песок.

Кто не верит, всех зову я в сад –
Видите, моргая еле-еле,
На людей доверчиво глядят
Все цветы, как дети в колыбели.

Расул Гамзатов

 

“Ужасное настроение!” Какое-то разочарование от жизни, от самой себя. Вокруг столько приятных милых людей. Только она одна не такая, а какая-то другая, неинтересная, ненужная никому. Необходимо было с кем-то поговорить, хотелось, чтоб кто-то пожалел. “Почему он не звонит никогда сам?”- она набрала сообщение на сотовый телефон и стала ждать ответа.

На какой-то момент ощутила себя ромашкой, брошенной садовником, который трепетно относился ко всем растениям сада. Но почему-то к ней, как казалось, он был равнодушен. Она-то его заметила давно, еще, когда он прогуливался по саду. Видела, как к нему подлетают взволнованные пчёлы, якобы, призывая о помощи.

А он никак не мог понять: ”Чего же ей не хватает? Я ведь создаю ей все необходимые условия?“ Боясь причинить ей неудобства лишним вниманием, он подходил к ромашке относительно реже, чем к другим. Однажды он заметил, что её лепестки начали вянуть, а некоторые уже отпали. Садовник нагнулся к ней, и погладил. Она положила свою головку ему на руку и горько заплакала.

“Маленькая моя, хорошая моя, что с тобой?” – он был так нежен, что от этих слов ей стало только хуже. “Ну, ну, маленькая, не плачь”,- успокаивал он её, а когда она немного успокоилась, сказал – “ну-ка рассказывай всё по порядку, что с тобой приключилось”?

И ромашка стала неспешно рассказывать свою грустную историю. Когда она родилась, то  была очень счастлива. Несмотря на то, что, на ней было простое зелёное платьице, оно ей безумно нравилось. Потому, что оно ладно облегало её тоненькую талию. У неё были тоненькие ручки-листики и жёлтенькое, как сияющее солнышко, личико, окружённое вокруг белоснежными лучиками.

Какой-то период её совершенно не волновало окружение. Но однажды она обратила внимание на то, какие невероятно красивые растения  по цвету и запаху вокруг. Некоторые даже приносили плоды. Какая грациозная роза, величественно царствовала в центре клумбы! Она гордилась не только красивыми ароматными цветками и бутонами, но и своими колючками, которыми она могла защитить себя. А как были божественны ирисы своими фиолетовыми мохнатыми цветками, по форме напоминающими голову петушков. А умопомрачительный и дурманящий запах яблони, возле которой всегда роем, летали озорные пчёлы.

Всё это очень расстраивало ромашку. Она понимала, что счастье её обошло стороной. Не радовало ни любимое платьице, ни стройная фигура, ни ручки-листики, ни личико, похожее на солнышко. Ей было очень грустно и хотелось плакать. Всё это усиливалось ещё и тем, что все постоянно напоминали ей о том, как она не похожа на них.  

Грустная история задела за душу садовника. Он обернулся к саду и пристыдил всех словами: ”Что же вы наделали? Как могли обидеть такое прекрасное создание? И не стыдно вам? Удумали такое! Зазнайки!” Растения, поняв, что сказали лишнее, потупили глаза в землю, склонив свои листья и ветки, словно признав свою вину.

- Маленькая моя, скажи, так ты хочешь быть “как все”?

- Конечно

- Завтра я изменю всю твою жизнь. Исполню твою просьбу, если ты не передумаешь. Только ты сначала подумай, что, значит, быть как все.

От радости ромашка захлопала листиками и готова была подпрыгнуть, но корни крепко держали её в земле. А садовник медленно уходил, приговаривая: ”Ишь чего удумала, “как все”!

Ромашка погрузилась в раздумье, слова садовника настораживали её. На минуту она представила, как на её хрупком стебельке вдруг появятся плоды, как у деревьев или кустарников. Она будет страшно перекошена под их тяжестью. Не останется следа её стройности. Нужно ли ей это? А, если на ней появятся такие же шипы, как и у розы, то кто же будет подходить к ней? Эти мысли стали пугать её. От этого настроение с радостного стало меняться к грустному.

Сумерки садились на клумбу, все цветы закрывали свои коробочки, погружаясь в ночной сон. Пчёлы спрятались в бутоны цветов, а некоторые улетели в свои домики. Уснула и ромашка.

Утром садовник, долго разгуливая по саду, искал ромашку и не мог сразу её найти, так она переменилась. Перед ним не было той вчерашней измученной тоской малышки. Она преобразилась до неузнаваемости. Увядшие с вечера лепестки, опять поднялись. Вся она как-то вытянулась, стала ещё стройнее. На месте опавших лепестков выросли новые. На приятном личике вновь сияла милая взору улыбка.

С того самого момента, после откровенного разговора с садовником, ромашка многое поняла. Она больше никогда не сравнивала себя с другими растениями. Она поняла, что надо ценить то, что есть, то, что ей дано. Теперь она  старалась цвести как можно чаще, зная, что радует всех своим видом.

                                      

                                 *             *            *

Зазвонил телефон.

- Что случилось, маленькая моя? Кто обидел тебя?

- Нет-нет, никто. Я сама.… Сама во всём виновата. Приезжай.

- Маленькая моя, девочка моя, выгляни в окно, я уже давно здесь.

Она выглянула в окно и увидела его, сидящего на старенькой лавочке и держащего в руках цветок ромашки, на котором остался один единственный лепесток: любит - не любит. А вокруг было разбросано множество таких же с жёлтыми личиками и отсутствующими белыми лепестками.

Любит, конечно, любит!



Май, 2006