Среда 18 октября 2017

СТАРЕЙШИЙ МОРСКОЙ АВИАТОР

Капитан лейтенант А. ГРИГОРЬЕВ

 

ЦЕНТРАЛЬНОМ ДОМЕ Советской Армии на заседаниях исторической секции Военно-научного общества можно встретить энергичного, несмотря на преклонный возраст, подполковника в отставке Михаила Михайловича Сергеева. Это человек удивительной судьбы. Старейший русский морской авиатор. Участник первой мировой, гражданской и Великой Отечественной войн, крупный инженер, преподаватель...

М.М.Сергеев Разыскать в Москве Михаила Михайловича оказалось делом сравнительно несложным. Узнаю адрес и телефон, и вот уже нахожусь в одном из старинных домов на улице Грицезец. Михаил Михайлович рассказывает о событиях минувшего так живо и интересно, что невольно чувствуешь себя их участником.

Прежде всего, конечно, возникает вопрос, как же Михаил Михайлович стал морским летчиком.
— Сказалось общее увлечение авиацией в начале нашего века, —* отвечает он. — Еще в 1912 г. (я учился тогда в Морском корпусе) мне довелось в качестве пассажира совершить свой первый полет на сухопутном самолете качинской авиашколы.


Яркие ощущения этого полета и толкнули лейтенанта Сергеева поступить в Школу морских летчиков в 1916 г. Это было первое в нашей стране учебное заведение, которое готовило морских авиаторов. Организовало его Морское ведомство в Петрограде на Гутуевском острове. Обучение проводилось тогда на гидросамолетах М-5 с двойным управлением. С наступлением зимы школа переезжала в Баку, где будущие авиаторы продолжали учебу.


По окончании школы в годы первой мировой войны молодого летчика направили в черноморский дивизион корабельной авиации, размещавшийся в Севастополе. При необходимости гидросамолеты погружались на специально приспособленные корабли-авиаматки (гидрокрейсеры), сопровождавшие эскадру при ее выходах в море.Немало боевых вылетов на гидросамолете М-9 совершил лейтенант М. Сергеев. Но однажды в 1917 г. при возвращении с боевого задания на «девятку» Сергеева напали три неприятельских гидроаэроплана. Одного ему удалось сбить, два других продолжали упорно атаковать. Вражеские «альбатросы» скоро сумели повредить самолет и ранить летчика. Несмотря на ранение, Сергеев пытался посадить поврежденную машину на воду, но та скапотировала и он вместе с бортмехаником оказался в воде...


Вернулся Михаил Михайлович из германского плена в декабре 1918 г., когда уже полыхало пламя гражданской войны. Без колебаний встал он на сторону революционного народа и вступил в ряды Красной Армии, нуждавшейся в квалифицированных военных специалистах. Занимает ряд командных должностей на Восточном, Юго-Западном и Южном фронтах. В 1921 г. М. Сергеев становится первым начальником Воздушного флота Черного и Азовского морей (до этого он был помощником начальника Воздушного флота Юго-Западного фронта по гидроавиации), штаб которого разместился в Севастополе.

Для Михаила Михайловича наступили трудные дни. Все жилые и служебные помещения морской авиации белые при отступлении разрушили. Лишь кое-где уцелели ангары и спуски. Пришлось все начинать сначала. Именно в это время зародилась и окрепла его дружба со знаменитым впоследствии полярным летчиком Б. Чухновским (он командовал одним из гидроотрядов, размещавшимся в бухте Нахимова), которая продолжается и по сей день. Опытный специалист, М. Сергеев сыграл важную роль в возрождении морской авиации на юге страны, преобразованной в дальнейшем в 1925 г. в воздушные силы Черноморского флота.


Судьба бросала Михаила Михайловича на разные участки советского военного и народнохозяйственного строительства, туда, где нужны были Родине его знания, энергия, организаторский талант.

В 1933 г., по предложению О. Шмидта, Сергеева назначают заместителем начальника Западно-Таймырской экспедиции. Это был период бурного наступления нашей страны в Арктике. При Главном управлении Северного морского пути было создано Управление воздушной службы, 

В центре М.М.Сергеев

в задачу которого входило освоение северных районов страны. Для изыскания новых авиатрасс и направляется в один из районов Арктики эта полярная экспедиция. Под непосредственным руководством Сергеева впервые обследуются и наносятся на карту открытые в 1932 г. в Карском море острова Известий ЦИК. Один из них был тогда назван островом Сергеева. (1)


Накануне Великой Отечественной войны Михаил Михайлович — старший преподаватель и заместитель декана МВТУ имени Баумана. А как только грянула военная гроза, он подает рапорт Наркому Военно-Морского Флота с просьбой призвать в кадры флота.


Просьбу ветерана удовлетворили и направили в Сталинград на должность инспектора по артиллерии Волжской военной флотилии. Рядом с ним была и его жена — Наталья Николаевна, по специальности химик, которую определили в топливный отдел флотилии.


Через некоторое время прибыл туда и их сын - Константин, назначенный после окончания училища имени Дзержинского дивизионным механиком. Так вся семья оказалась на одном из напряженнейших участков войны и пробыла там, пока не закончилась Сталинградская эпопея. После М. Сергеева назначают районным инженером по вооружению ВВС ВМФ. А сын послан служить на подводную лодку «К-21» Северного флота, которой командовал Герой Советского Союза Н. Лунин. (2)


Принимала непосредственное участие в боях за Родину и дочь Михаила Михайловича - Ирина. Когда во время одного из первых налетов на Берлин погиб ее муж, она решила стать летчицей, окончила авиационную школу в Саранске, воевала после этого на различных фронтах.


После войны М. Сергеев вышел в отставку, вернулся к преподавательской работе. А с 1963 г. он находится на заслуженном отдыхе. Но без дела по-прежнему не сидит. Сейчас он занят изысканиями по истории создания русской и советской морской авиации.


Этот человек поистине энциклопедичен в области истории морской авиации. Он щедр к тому же делится своими познаниями.


Во время одной из встреч я позволил себе задать старейшему авиатору долго волновавший меня вопрос. В «Боевой летописи русского флота» упоминается о черноморском летчике Сергееве, с которым во время первой мировой войны произошел удивительный случай: когда его гидросамолет был поврежден в районе Босфора и совершил вынужденную посадку, он захватил вражескую шхуну и вместе со своим механиком Иосифом Туром привел в Севастополь. Поистине — с неба на абордаж!


Ну, конечно же, Михаил Михайлович -- тот самый черноморский летчик...


Из его рассказа'и скупых материалов Центрального государственного архива ВМФ удалось узнать некоторые подробности этого необычного случая. 12 марта 1917 г. 8-му гидроотряду Черноморского флота, в котором служил М. Сергеев, было приказано погрузиться на корабли и отправиться в район Босфора, чтобы осуществить там разведку и бомбометание.


По прибытии в район боевых действий М. Сергееву поставили задачу уничтожить вражескую батарею на мысе Кара-Бурун и произвести аэросъемку береговой полосы. Перегруженный бомбами аппарат плохо набирал высоту и еле достиг тысячи метров. Местонахождение батареи удалось обнаружить довольно быстро. Увлекшись бомбометанием, летчик снизился на высоту 400—500 метров и попал под огонь зенитной артиллерии. Когда, отбомбившись, он хотел сделать над объектом еще один круг, чтобы убедиться в результатах бомбежки, приборы показали, что верхние топливные баки пусты. Попытки механика ручным насосом перекачать в них топливо из нижних баков оказались безуспешными. Оставалось одно — садиться, но куда...Под боком вражеский берег, у которого к тому же линии минного заграждения, так что свои корабли подойти не смогут.


Когда М. Сергеев сел на воду, то увидел, что пулями пробиты плоскости и один из бензобаков. В другом еще оставалось немного горючего. Выход один— взлететь и попытаться добраться поближе к родным берегам. Когда гидроплан взмыл снова в воздух, летчик увидел на горизонте парусник, подлетев поближе, установил, что турецкий. Вот где может быть спасение! Для острастки дал пулеметную очередь. Команда судна, бросившись в шлюпку, направилась к берегу. На последних каплях горючего совершили посадку и подрулили к брошенной шхуне. Высадились, осмотрели. Вытащили из гидросамолета, все больше погружавшегося в воду, пулемет, винтовку, компас, фотоаппарат и другие ценные принадлежности. Решили под парусами (вот когда М. Сергееву пригодились навыки, полученные в Морском корпусе) идти в Севастополь.

Однако на море был полнейший штиль. Ночь прошла беспокойно, авиаторы не сомкнули глаз — поблизости противник. К утру обнаружили, что самолет погрузился в воду до нижних плоскостей. Пришлось его затопить. Появился долгожданный ветер и с ним надежда на спасение. На третьи сутки плавания разыгрался шторм. Немало ушло усилий на то, чтобы не дать шхуне перевернуться. На следующий день шторм утих. А потом механик Иосиф Тур, несший вахту впередсмотрящего, обнаружил русский транспорт. Но тот, очевидно, принял парусник за германскую подводную лодку (в то время немецкие подводники иногда маскировали свои корабли под безобидные рыбацкие суда), дал залп из орудия по судну и стал полным ходом уходить от него.

А через день потерпевших крушение авиаторов обнаружили у Джерлыгачской косы пограничники, которые вызвали корабль из Севастополя. На буксире одного из эсминцев, подняв русский военно-морской флаг, М. Сергеев привел захваченную шхуну-приз в Севастополь. Там и состоялась встреча с товарищами, считавшими Сергеева и Тура погибшими. Этот необычайный случай вошел в историю отечественного флота.


Многое из своего богатого боевого опыта предстоит М. Сергееву еще поведать молодежи. Михаил Михайлович бодр, полон сил и, надо думать, сумеет довести начатое дело до конца, и мы получим интереснейшие материалы по истории русской и советской морской авиации.


1 При тщательном обследовании установили, что этот остров представляет одно целое с островом Пологий (он соединен с последним узким перешейком). Оба острова считают за один, который носит название Пологий-Сергеева. Имя М. Сергеева присвое¬ но в 1965 г. также бухте на этом острове. См. С. В. Попов, В. А. Троицки и. То¬понимика морей советской Арктики. Изд. Географического общества СССР и Гидрогра¬фического предприятия ММФ. Л., 1972, стр. 139.


2 Сейчас К. Сергеев в звании капитана 1 ранга-инженера продолжает служитьв Военно-Морском Флоте По «морской линии» пошли и внуки Михаила Михайловича Сергеева — Андрей и Кирилл, закончившие военно-морские училища.


Награды СЕРГЕЕВ М.М.


Награды: ордена Св. Станислава с мечами и бантом (06.07.1915), Св. Анны 4-й ст. с надписью «За храбрость» (15.02.1916)
корабельный гардемарин 14.04.1913 
мичман 05.10.1913 
лейтенант 30.07.1916
сбит 05.05.1917 во время воздушной операции на Румынском фронте, около Констанцы

 

Эту статью из старого издания прислал А.К.Сергеев, внук М.М.Сергеева, которого уже, увы, давно нет с нами. Она ценна тем, что была написана при жизни нашего Героя, выпускника и одного из первых Начальников Школы Морской Авиации, которой предстояло стать ЕВВАУЛ.

На втором фото среди участников перелёта Ленинград- Петрозаводск (1925г.) возле лодки М24 кроме М.М.Сергеева и прямо над ним- другой работник нашего Училища тех далёких лет В.И.Мырсов. А слева от Сергеева стоит, предположительно, ещё один выпускник ШМА 1919 года В.К.Бергстрем.

Сам М.М.Сергеев поступил в ОШМА 31.05.1916 года Мичманом ЧФ, а закончил осенью того же года уже в звании Лейтенанта.

Кроме выше перечисленных наград, имя Легендарного Морского Лётчика так же было недавно обнаружено внуком среди списка Георгиевских Кавалеров моряков ЧФ.

Михаил Михайлович был очень скромным человеком, сам не рвался на командные должности, никогда не выпячивал свои заслуги, и эта черта характера, возможно, позволила ему избежать репрессий в лихие годы.

Хорошим дополнением к этой  будет написанная недавно Капитаном 1 ранга М.В.Коноваловым статья о семье Сергеевых http://www.russika.ru/ctatjajv.asp?index=369&pr=3

Остров Пологий-Сергеева в Карском море

Остров Пологий-Сергеева в Карском море.

Контакты

Адрес сайта: forum@evvaul.com
Контактная информация