Сайт выпускников ЕВВАУЛ (История)

Страница в стадии разработки и не закончена.

Сайт функционирует с 20.07.2004 года.

1. В ОГНЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

История Ейского авиаучилища непосредственно связана с историей зарождения морской авиации, с историей отечественного самолётостроения. Уже в начале ХХ века, с первых шагов авиации начались попытки применения летательных аппаратов тяжелее воздуха для нужд военно-морского флота. Особенно бурно стала развиваться морская авиация после создания русским инженером Д.П. Григоровичем оригинальных по конструкции гидросамолётов типа «Летающая лодка» в 1912 году. Такие гидросамолёты начали строиться впервые в мире. Наиболее удачными были аппараты М-5 и М-9, созданные конструктором в 1915 и 1916 годах.

Летающая лодка М-5 имела двигатель мощностью 100 л.с. и обладала скоростью полёта 105 км/час. Гидросамолёт М-9 (двух и трёхместные варианты) сконструирован таким образом, что в носовой части имелся специальный отсек, где вначале устанавливался пулемёт, затем его заменили пушкой. Под крылом самолёта монтировались четыре бомбодержателя. Боевая нагрузка – 160 кг. На гидросамолёте устанавливался двигатель мощностью 150 л.с. Машина обладала хорошими мореходными и лётными качествами, выпускались серийно и находились в строю до конца гражданской войны.

Благодаря удачной конструкции и возможности боевого применения, гидросамолётом заинтересовались за рубежом, со стран Антанты поступили заявки на М-9. Царское правительство сочло возможным удовлетворить эту просьбу. Несколько машин было продано США, в Англию переданы чертежи и техническая документация.

Осенью 1916 года морской лётчик И.И. Нагурский совершил впервые в мире на гидросамолёте М-9 петлю Нестерова.

С началом первой мировой войны сразу же остро встала проблема подготовки лётных кадров для морской авиации. В июле 1915 года на Гутуевском острове в Петрограде, была открыта первая в России офицерская школа морской авиации, которая комплектовалась исключительно из числа офицерского состава. Осенью того же года в Баку создается отделение школы морской авиации.

В 1917 году офицерская школа морской авиации переводиться в Ораниенбаум.

В дни Октября морская авиация дала революции не один отряд авиаторов-моряков, участвовавших в свержении Временного правительства в Петрограде и установлении советской власти на местах, в подавлении контрреволюционных выступлений. Группа матросов Петроградской школы морской авиации во главе с И.И. Казимировым участвовала в штурме Зимнего дворца.

После Великой Октябрьской социалистической революции партия уделяла большое внимание подготовке военных кадров.
В.И. Ленин указывал: «Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться…».
15 января 1918 года подписывается Декрет Совета Народных Комиссаров о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии, а 25 января 1918 года был подписан приказ Народного Комиссариата по военным делам № 84, в котором указывалось: «Все авиационные части и школы сохранить полностью для трудового народа. Товарищам авиаработникам приложить все усилия к сбережению имущества…»

Было принято решение Петроградскую школу морской авиации оставить в старом составе и на прежнем месте в Ораниенбауме, пополнив её необходимым количеством самолётов и двигателей. Теперь уже на новой, советской основе школа получила путёвку в жизнь, став на службу молодой Советской республике.
По штатам на 1 декабря 1917 года школа имела в своём составе 10 отрядов и 78 учеников-лётчиков, из них 11 человек летало самостоятельно и 67 с инструкторами. Среди учеников-лётчиков был мичман военного времени, будущий прославленный лётчик полярной авиации Б.Г. Чухновский. Самолётный парк состоял из 12 гидросамолётов М-5 и М-9, из которых годными были только пять. Из обслуживающего состава было в школе 140 человек.

Коммунистическая партия и лично В. И. Ленин уделяли исключительно большое внимание вопросам контроля за старыми военными специалистами, обучению и воспитанию новых советских авиационных кадров, укомплектованию авиачастей и школ надёжными и преданными делу революции специалистами. В речи в «День Красного офицера» 24 ноября 1918 года Владимир Ильич говорил: «старый командный состав состоял преимущественно из избалованных и развращённых сынков капиталистов, которые ничего не имели общего с простыми солдатами. Поэтому то теперь, строя новую армию, мы должны брать командиров только из народа. Только красные офицеры будут иметь среди солдат авторитет, сумеют упрочить в нашей армии социализм. Такая армия будет непобедима». В связи с тяжёлой военной и экономической обстановкой, сложившейся в этот период, отсутствием необходимой лётной погоды в районе Петрограда, 7 марта 1918 года приказом по Управлению морской авиации № 243 Петроградская школа морской авиации перебазировалась из Ораниенбаума в Нижний Новгород.

Военная обстановка поставила Бакинскую школу перед фактом прекратить всякую учёбу. В июле 1918 года она была ликвидирована, а для прохождения службы были переведены в Нижний Новгород 11 инструкторов, 26 учлётов и 15 авиаспециалистов.

Отдельные лётчики, бывшие офицеры царского флота, саботировали распоряжения командования, нередко перелетая к белым, некоторые отказывались служить революции и эмигрировали.

Летом 1918 года в авиационном отряде, который базировался на Гутуевском острове в Петрограде, не хватало лётчиков, поэтому сами авиамеханики, хорошо знавшие материальную часть и ранее летавшие в качестве членов экипажей, стали делать попытки научиться летать, освоить технику пилотирования на гидросамолётах М-5 и М-9. Таким лётчиком-самоучкой стал коммунист П. Г. Ерёменко.
А в ноябре 1918 года в связи с развёртыванием борьбы на фронтах гражданской войны в Петрограде на Гутуевском острове была официально открыта новая школа морской авиации (начальник школы – С. М. Кочедыков). Задача вновь созданной школы состояла в том, чтобы обеспечить в короткие сроки подготовку морских лётчиков из авиамехаников, знающих материальную часть самолётов.
Первыми лётчиками-инструкторами в школе были опытные красвоенморлёты Н. Мельников, П. Ерёменко, В. Глаголев, И. Пушков, А. Озеров, П. Сорокин, Л. Ковалевский, А. Мельницкий, Л. Гикса, М. Линдель, А. Лебедев, Н. Филатов.

Впоследствии приказом Наркома ВМФ № 227 от 31 июля 1943 года была определена дата основания школы – 25 июля 1918 года.

Подготовка морского лётчика слагалась из теоретического курса (1-е отделение), лётного курса (2-е отделение) и специального курса – переучивание на другие типы самолётов, тактика, воздушный бой, разведка (3-е отделение). Успешно сдавшим экзамены присваивалось звание «морской лётчик». В 1918-1919 г.г. это звание утверждалось приказом Реввоенсовета республики.
По окончании школы морской авиации лётчики, как правило переводились в тренировочный отряд или непосредственно в авиационную часть, где окончательно совершенствовали полученные лётные навыки.

Главное внимание при зачислении в школу обращалось на пролетарское происхождение, партийность, активное участие в борьбе за рабочее дело. Важное значение имели рекомендации. Красноречивым подтверждением этого может служить следующий документ, датированный 27 июля 1919 года: «Общее собрание моряков 1-го морского истротряда в полном составе, заслушав сего числа доклад врид политического комиссара И. Агапова о необходимости избрать двух товарищей для отправки в Петроград обучаться морскому пилотажу, единогласно постановило: избрать для такой цели авиамехаников Ивана Петрова и Ивана Иванова и просить начальника отряда о немедленной отправке их в распоряжение Управления морской авиации для определения в школу морской авиации».

Следует отметить, что участник штурма Зимнего матрос Иван Фёдорович Петров оправдал оказанную ему честь быть одним из первых красных морских лётчиков. Он успешно прошёл курс обучения в школе морской авиации. Бил Юденича и Врангеля. В мирные дни стал лётчиком-инструктором. Окончил академию. Свыше десяти лет испытывал самолёты. Участвовал в боях против немецко-фашистских захватчиков, командуя крупными соединениями. В послевоенные годы воспитывал научные кадры, будучи ректором Московского физико-технического института. Накануне 70-летия Великого Октября генерал-лейтенант авиации в отставке И. Ф. Петров отметил своё 90-летие.

…Однако вернёмся к событиям 1919 года.
В связи с наступлением Юденича на Петроград лётчики Петроградской школы морской авиации с 1 мая 1919 года вместе с лётчиками морской школы высшего пилотажа участвовали в боевых операциях, производили разведку, бомбардировку и фотосъёмку расположения противника. После разгрома Юденича в середине октября 1919 года школа возобновила свою работу.

В сентябре 1919 года Нижегородская школа морской авиации переводиться в Самару, а в декабре того же года туда передислоцировалась и школа морской авиации из Петрограда. В июне 1920 года они объединились в Военно-Морскую школу авиации (начальник – красвоенморлёт Н. П. Королёв, комиссар – М. Ф. Погодин).
Основной базой школы являлась баржа «Евпраксия», которая была оборудована специальными ангарами для хранения и ремонта гидросамолётов.
Всего учлётов в школе было 70 человек. Летали преимущественно в весенне-летний период. Попытка производить полёты со снежного покрова (льда), когда замёрзла Волга, не увенчались успехом.
Каждый учлёт по окончании школы получал аттестат с выставлением оценок по каждому предмету.

Условия учёбы были тяжёлые. Не хватало самолётов, моторов, горючего, питания, обмундирования. Однако никто не роптал и не жаловался на трудности.
В этих условиях командование и партийная организация школы проводят большую политическую и культурно-воспитательную работу среди учлётов и постоянного состава. Повышается командирская требовательность. Ведется упорная борьба с лётными происшествиями и предпосылками к ним, особенно с «лихачеством». Задача, поставленная перед школой, решается успешно.

За весь период гражданской войны в школах морской авиации было подготовлено 120 человек лётно-технического состава.

Храбро сражались воспитанники школы на фронтах гражданской войны, проявляя смелость и находчивость. Так по инициативе и руководством красвоенморлёта Н. С. Мельникова в ночь на 24 июня 1919 года на четырёх гидросамолётах М-20 в сопровождении двух истребителей «Ньюпор» был совершён групповой ночной налёт на аэродром и корабли противника. Все 6 самолётов без помех вышли на цель и отбомбились. От взрывов бомб на аэродроме возник пожар.
Первыми красными морскими лётчиками, сражавшимися на Волге, были И. А. Свинарёв и С. Э. Столярский. Они вели воздушную разведку, обстреливали и бомбили суда, батареи и войска противника. В напряжённый период борьбы за Казань лётчикам для разведки и бомбометания приходилось совершать полёты под артиллерийским и пулемётным огнём, зачастую снижаясь для обстрела войск противника до высоты 50-30 метров. С 29 августа по 10 сентября 1918 года Столярский и Свинарёв налетали по 40 часов каждый.

Морские лётчики, защищая Советскую власть, проявляли не только отвагу, умение бить врага, но и преданность революции. Морские лётчики П. Истомин и П. Дмитриев выполняли разведывательный полёт. В районе Сарапула П. Дмитриев из-за неисправности мотора совершил вынужденную посадку. Истомин, рассчитывая спасти друга, сел рядом с ним. Оба лётчика были схвачены белогвардейцами. В момент расстрела красный морской лётчик П. Истомин заявил: «Вы нас расстреляете – в этом мы не сомневаемся, но расстрелять миллионы рабочих и крестьян вам не удастся».

Успешно действовали морские лётчики при штурме мятежников в фортах Красная Горка и Серая Лошадь. Только 15 июня 1919 года с гидросамолётов было сброшено на их головы свыше 800 кг. Двухпудовых бомб и более 700 металлических стрел. Действия моряков – лётчиков получили высокую оценку Революционного военного совета Балтийского флота.

Многие морские лётчики отдали жизнь за революцию. Среди них Алексей Кубышкин, Борис Пилиповский, Калле Техтель.
Выполняя боевую задачу, 24 октября 1919 года геройски погибли коммунисты лётчик Калле Техтель, писатель и журналист, и механик Александр Бахвалов. При бомбардировке противника их самолёт был подбит и сел в тылу врага. Оба балтийца были захвачены в плен. Их склоняли перейти на службу к белогвардейцам, а затем били шомполами, выкололи глаза. Истерзанные, но не покорённые, они были расстреляны у деревни Систопалкино. На следующий день этот район был освобождён советскими войсками. Славных балтийцев с почестями похоронили на Ораниенбаумском кладбище.

Интенсивность боевого применения морской авиации особенно возросла в период ликвидации белогвардейской армии Врангеля в октябре-ноябре 1920 года.
Свыше 1300 боевых часов налёта и около 650 пудов бомб, сброшенных по войскам и кораблям противника, - таков боевой счёт морских лётчиков Чёрного и Азовского морей за 1920 год. В боях за Крым особо отличились морские лётчики Е. Кошелев, М. Коровкин, Э. Лухт, А. Шляпников, С. Кочедыков.

В марте 1921 года авиация Балтийского флота принимала участие в подавлении контрреволюционного Кронштатского мятежа. За 13 дней боевых действий на мятежные корабли и военные объекты острова Котлин было сброшено 100 бомб общим весом в 65 пудов, 50 фунтов литературы, произведены кино – и фотосъёмки. Командующий 7-й армией М. Н. Тухачевский и начальник воздухофлота республики А. В. Сергеев отметили, что «из всех эскадрилий лучше всех дисциплинирована в смысле точного выполнения задания моравиация». За отличное выполнение боевых заданий морские лётчики Д. Антипов, А. Таскинен, А. Комаров, Л. Ковалевский, М. Линдель были награждены орденами Красного Знамени.

В огне гражданской войны воспитанники школы военно-морской авиации с честью выдержали все испытания.
Разгромив внутреннюю и внешнюю контрреволюцию, советский народ получил возможность приступить к решению задачи всемирно-исторического значения – к строительству социализма.

2. КРЕПНУТ КРЫЛЬЯ В ПОЛЁТЕ

Размещение школы, её штаба, учебного отдела, служб тыла, личного состава, наличие резких изменений в климате, недостаточное количество лётных солнечных дней в районе Самары поставили руководство школы перед необходимостью изыскания нового места для базирования. Наиболее подходящее место для размещения морской авиационной школы нашли в одной из бухт в районе Севастополя.

В 1922 году Объединённая школа морской авиации из Самары перебазируется в Севастополь в Круглую бухту. Здесь она получает более высокие формы своей организации, увеличиваются штаты, совершенствуется методика лётного и теоретического обучения учлётов. С 31 мая 1923 года школа стала именоваться Высшей школой красных морских лётчиков. В Круглой бухте школа продержалась недолго. Бухта хотя и не замерзала, но зато открыта ветрам со стороны моря, а это зачастую приводило к срыву полётов.
Перебазирование в Килен-бухту, затем в бухту Голландия. Меняются начальники, обновляется самолётный парк – школа получает гидросамолёты МУ – 1, С – 16, МР – 1. Устанавливается твёрдая учебная программа, повышаются требования к качеству подготовки лётных кадров. Кроме лётчиков, готовятся в школе лётчики-наблюдатели (штурманы), авиамеханики. Школа расширяется за счёт сформированных учебных авиаотрядов, командирами которых были В. Молоков, В. Мырсов, И. Шнер.

В небе Севастополя стало тесно. Поэтому было приказано перебазировать школу в район Ейска. С июля 1931 г. школа обосновалась на Кубани, перешла в подчинение СКВО. Сразу же развернулась работа на морском аэродроме. Стали осваивать и колёсные самолёты. Пополняется самолётный парк такими машинами, как Р – 1, У – 2, Р – 5.
Надо отметить, что партийные и советские органы, трудящиеся города Ейска и Кубани проявили тогда к авиаторам чуткость, внимание. С тех пор и поныне между училищем и ейчанами существует крепкая связь дружбы и взаимовыручки.
В исторически короткий срок наша Родина превратилась в могучую социалистическую державу.

Успехи Советского государства не давали покоя тем, кто пытался задушить страну Советов ещё в колыбели. В стане империалистов вызревали новые агрессивные замыслы против первой в мире страны социализма. В этих условиях партия, последовательно и твёрдо проводя миролюбивую внешнюю политику, неустанно заботилась об обороне государства.
Вместе со всей страной развивалась и крепла Красная Армия. На основе достижений в строительстве социализма осуществлялась её коренная реорганизация и техническое перевооружение. По-прежнему большое внимание уделялось Военно-Воздушным Силам. Предпринимались меры к тому, чтобы наша авиация летала выше, дальше и быстрее всех.

Наряду с созданием новых боевых самолётов проявлялась большая забота о подготовке высококвалифицированных кадров.
IX съезд ВЛКСМ от имени трёхмиллионного ленинского комсомола постановил взять шефство над Военно-Воздушными Силами Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Был брошен клич «Комсомолец на самолёт!». Сотни добровольцев по комсомольским путёвкам осваивают лётное дело.

Одним из ведущих центров по подготовке лётных и технических кадров в те годы стала Ейская авиашкола. В школе осваивают лётное мастерство политработники, армейские командиры и штурманы, чтобы, овладев техникой, могли лучше руководить авиачастями и соединениями.

В июле 1932 года школу посетил Народный комиссар военных и морских сил К. Е. Ворошилов. После инспектирования в приказе Реввоенсовета отмечено, что школа заняла первое место в ВВС среди военных учебных заведений. Ко дню авиации в 1933 году Реввоенсовет наградил школу большой денежной премией, а ЦИК СССР – Красным знаменем, которое хранится в музее истории училища и в настоящее время. В этом же году учреждается политотдел и партийная комиссия школы. Личный состав активно помогает труженикам полей Кубани строить колхозы, участвует в борьбе с кулацким саботажем, живёт общей жизнью с народом.
Крепло могущество страны Советов, укреплялась и советская авиация. Лётчики совершали чудеса в освоении боевой техники, зорко охраняли рубежи своей Родины.

За героизм и мужество в лётных буднях воспитанники школы морских лётчиков награждается высокими правительственными наградами. Большая группа лётчиков, техников, политработников и преподавателей школы награждается орденами за выдающиеся успехи по овладению боевой авиационной техникой и умелое руководство боевой и политической подготовкой Военно-Воздушных Сил РККА.
Воспитанники школы первыми пришли на помощь экипажу и пассажирам парохода «Челюскин», раздавленного льдами Северного Ледовитого океана. 5 марта 1934 года пробился к лагерю челюскинцев Анатолий Ляпидевский на своём самолёте ТБ-1 (АНТ-4) и вывез 12 человек. Спустя месяц и два дня к лагерю через снежные метели и туманы прорвались и другие лётчики. 13 апреля 1934 года последняя группа челюскинцев была вывезена на материк. Больше всех вывез с льдины лётчик В. С. Молоков. Он на двухместном самолёте за девять рейсов вывез 39 человек.
Через несколько дней Центральный Исполнительный Комитет СССР учредил высший знак отличия – звание Героя Советского Союза. 20 апреля 1934 года первыми удостоены этого звания семь лётчиков. Четверо из них воспитанники школы морских лётчиков – А. В. Ляпидевский, С. А. Леваневский, В. С. Молоков и И. В. Доронин.

Центральный комитет ВЛКСМ в 1935 году закрепил в качестве шефа школы морских лётчиков комсомольскую организацию столицы нашей Родины – Москвы. Действенность шефской помощи подтвердилась на практике. Досуг, повышение культурного уровня курсантов, улучшение быта личного состава – во всё это вникали молодые шефы. Но, пожалуй, главной заботой шефов было командирование в Ейск на учёбу лучших своих представителей, которые успешно осваивали программу и становились боевыми лётчиками и штурманами.
Шефские, дружеские связи москвичей с морскими авиаторами продолжались в течение многих лет. Такие же связи поддерживала школа с молодёжью городов Севастополя, Николаева, Ростова-на-Дону, Краснодара, Таганрога….
Стремление всех подразделений школы быть в передовых рядах, непреклонное желание победить в социалистическом соревновании вывело школу в первые ряды среди учебных заведений Военно-Воздушных Сил как в 1935 году, так и в последующие предвоенные годы. Ейская школа морлётов представляла собой монолитный творческий коллектив, стала широкопрофильным учебным заведением. Здесь готовили лётчиков на самолётах И-15, И-16, СБ, МРБ-2 и других, выпускали штурманов, техников, радио- и авиационных специалистов. Фактически школа соответствовала рангу училища.

20 апреля 1937 года объявляется приказ народного комиссара обороны СССР о преобразовании школы в военно-морское авиационное училище.

Назревала мировая война. Мир заволакивался тучами фашизма. На Востоке японские милитаристы развязали войну против китайского народа. Война залила огнём Пиренейский полуостров. Именно в те годы закладывались в училище традиции пролетарского интернационализма. Многие воспитанники училища в составе интернациональных бригад мужественно сражались в небе Испании, дрались на реке Халхин-Гол. Четверо из них – лётчики А. Зайцев, И. Проскуров, штурманы И. Душкин, Г. Прокофьев были удостоены звания Героя Советского Союза. Достаточно сказать, что Александр Зайцев в небе Испании сбил 9 фашистских стервятников, а Гавриил Прокофьев, летая в экипаже Н. А. Острякова, нанёс серьёзное повреждение германскому линкору «Дойчланд».
Добровольцами сражались в небе республиканской Испании и другие воспитанники училища, в том числе В. Багров, Н. Гуменный, В. Дмитриевский, А. Свиридов, Б. Тахтаров, В. Трошкин.

За мужество и героизм при оказании помощи китайскому народу в борьбе против империалистической Японии воспитанникам училища И. Селиванову и Н. Новозренову присваивается звание Героя Советского Союза.
Немало ярких страниц вписали в историю Советской Армии питомцы училища в боях с белофиннами, в 1939-40 годах дравшиеся с врагом в составе частей ВВС Балтийского флота. За образцовое выполнение заданий командования 270 воспитанников были награждены орденами СССР, а И. Д. Борисов, В. И. Раков, А. А. Губрий, А. И. Крохмалёв, Ф. Н. Радус, Г. П. Губанов, П. В. Кондратьев, И. Ф. Балашов, В. М. Савченко, В. М. Харламов, С. М. Шувалов – стали Героями Советского Союза.

Всего лишь два эпизода того времени.
29 февраля 1940 года один из наших бомбардировщиков получил повреждение и вынужден был сесть во льдах на территории врага. Тогда Ф. Радус выбрал среди торосистых льдов площадку, блестяще произвёл посадку, снял экипаж подбитого самолёта и доставил его на свой аэродром.
В декабре 1939 года эскадрилья капитана В. Ракова получила задание нанести бомбовый удар по одному из приморских объектов противника. При выполнении задания самолёт СБ Василия Ракова был обстрелян зенитным огнём. Левый мотор вышел из строя, но лётчик на одном моторе зашёл на цель, выполнил задание и только после этого вернулся на аэродром со своей эскадрильей.

Отдавая должное героическим подвигам воспитанников училища, тем, кто прославил Ейское училище в довоенные годы, следует вспомнить и тех, кто дал им путёвку в небо. Это товарищи: З. М. Померанцев, Н. Н. Бажанов, В. С. Молоков, С. А. Леваневский, В. И. Мырсов, Х. А. Рождественский, Т. К. Короп, Н. В. Челноков, И. М. Сухомлин, Н. А. Наумов, В. Н. Вальцефер, А. В. Виноградов, Л. Б. Балаян, И. М. Пискарёв, В. Т. Мельников, А. М. Макаров, М. А. Ефимов, В. Г. Чураков…
Чтобы иметь представление о том, какими были лётчики-инструкторы в предвоенные годы, познакомимся хотя бы одним из них. Добрая молва шла в училище о В. Г. Чуракове. Им была выработана безотказная во всех случаях система обучения будущих лётчиков. Сообразуясь с индивидуальными качествами своих подопечных, он подбирал в каждом отдельном случае свой особый ключик к душе воспитанника. О нём командиры говорили: «Чуткий, строго индивидуальный подход в обучении курсантов – характерная черта лётчика – инструктора Чуракова».
Таких инструкторов, как Василий Георгиевич Чураков, в училище было немало. А когда грянула война, он самоотверженно защищал небо Кубани и погиб в бою.

3 . ИСПЫТАНИЕ ОГНЁМ

Гостевая | Форум | Герои | История | Поиск людей | Фото | © 2004 Сайт выпускников ЕВВАУЛ